Экономическая библиотека

Учебники по экономике

9.1. Становление японского аудита

  В соответствии с положениями Коммерческого кодекса 1890 г. бухгалтерский учет в Японии в обязательном порядке подвергался аудиторской проверке со стороны штатных аудиторов. Роль штатного аудитора, как указывают Т. Кук и М. Кикуйя, была подобна роли внутреннего аудитора в западных странах и от него не требовалось наличие сертификата профессионального бухгалтера. Фактически эти люди назывались аудиторами номинально и контрольные функции практически не выполняли.
  К примеру, в 1909 г. были обнаружены факты мошенничества в компании Dai Nihon Seito Co (впоследствии этот прецедент стал известным как «дело Nitto Inc»). Мошенничество сопровождалось маскировкой незаконных операций в учете и выплатой так называемых «дивидендов», которыми эффективно «закрывали глаза» членам надзорного совета. В результате неожиданное падение цены акций привело к банкротству компании. После этого случая сэр Клод Максвелл МакДональд, в то время британский посол в Японии, решительно указал на необходимость аудиторов. Таким образом было положено начало формированию японского аудита по примеру Великобритании, система учета и аудита в которой считалась в начале XX в. наиболее развитой и прогрессивной.
  Министерство сельского хозяйства и торговли Японии, которое в то время имело наибольшие полномочия в этом вопросе, немедленно провело исследование систем учета в Великобритании, США и Европе. Резюме этого исследования было опубликовано в 1909 г. под названием «Отчет об исследовании систем подготовки дипломированных общественных бухгалтеров». Следует заметить, что среди японских бухгалтеров в это время началось активное движение в пользу принятия Закона о зарегистрированных бухгалтерах. Первый проект такого закона был подготовлен в 1914 г., но был отклонен из-за неразрешенных спорных моментов. Всего проекты данного закона выносились на обсуждение восемь раз и лишь через 13 лет (в 1927 г.) Закон о зарегистрированных бухгалтерах был наконец-то принят.
  Причина, из-за которой ранние проекты этого закона были отвергнуты, состоит в том, что в Японии начала XX в. еще не было атмосферы, способствовавшей принятию аудиторов обществом. Многие сомневались в необходимости такого законодательства. Даже принятый в 1927 г. Закон о зарегистрированных бухгалтерах был еще очень далек от совершенства и имел множество отличий от британской системы учета, которая была с самого начала определена как образец. В него не было включено ни одного положения, защищающего бухгалтеров. Любой, кто изучал бухгалтерию в университете (колледже) или имел по крайней мере один год практического опыта, мог зарегистрироваться в качестве профессионального бухгалтера.
  В конце 20-30-х гг. XX в. возросло количество налоговых агентов, желающих легализировать свою деятельность по примеру бухгалтеров. Необходимые предпосылки для этого сложились во время Второй мировой войны, когда налоги существенно возросли. Для обеспечения успешного проведения политики национального правительства Японии, связанной с налоговыми реформами, в 1942 г. был принят Закон о налоговых агентах.
  После поражения Японии во Второй мировой войне все последующие реформы проводились исключительно как часть оккупационной политики, проводимой Главным штабом союзнических оккупационных сил (GHQ). Одним из главных направлений этой политики была экономическая реформа, связанная с роспуском дзайбацу - японских финансовых объединений. Командование оккупационных сил стремилось обеспечить демократизацию рынка ценных бумаг и необходимые условия (в том числе и юридические) для вовлечения в японскую экономику иностранного капитала.
  В 1948 г. был принят Закон о ценных бумагах и фондовом рынке, который для защиты интересов инвесторов предусматривал обязательное раскрытие необходимой информации в финансовой отчетности и подтверждение ее независимыми аудиторами. Этот закон почти полностью копировал американское законодательство, а именно Закон о ценных бумагах 1933 г. и Закон о фондовой бирже, принятый в США в 1934 г.
  Проблемы возникли в связи с созданием системы аудита, так как профессиональных аудиторов в Японии не существовало, а зарегистрированных бухгалтеров командование оккупационными силами считало неподготовленными для работы в условиях нового законодательства. Вследствие этого в 1948 г. был принят Закон о дипломированных общественных бухгалтерах (CPA).
  Новый закон предусматривал проведение специального экзамена для зарегистрированных бухгалтеров, которые имели как минимум три года практического опыта. Существовавшая ранее система учета была отменена. Если ранее многие бухгалтеры никогда даже не пробовали проводить аудиторские процедуры, то теперь благодаря усилиям командования оккупационных сил они должны были научиться этому.
  Экономические реформы, проводимые под эгидой командования оккупационных сил, коснулись также японской налоговой системы.
  В 1949 г. в Японию прибыла группа экспертов во главе с профессором Колумбийского университета Карлом С. Шоупом, которая должна была разработать рекомендации по реформированию налоговой системы. Предложенная группой Шоупа система прогрессивного налогообложения, сосредоточенная на прямых налогах, действует в Японии и сейчас. Кроме того, в рекомендациях Шоупа было указано на низкую квалификацию налоговых агентов, из-за которых у послевоенной налоговой администрации часто возникали недоразумения. В результате проведенного совещания старая система, связанная с деятельностью налоговых агентов, была отменена, а в 1951 г. был принят Закон о дипломированных общественных налоговых бухгалтерах, действующий и сегодня.
  Таким образом, пройдя довольно сложный путь, возникли две профессиональные категории японских бухгалтеров. Первая из них - дипломированные общественные бухгалтеры - выполняет собственно бухгалтерские и аудиторские функции, а вторая, объединяющая налоговых бухгалтеров, специализируется на вопросах налогового учета. Обе профессиональные группы установили довольно сложные требования к экзаменующимся на звание дипломированного бухгалтера и создали свои организации.
  Системы публичного раскрытия финансовой информации и независимого аудита в негосударственном секторе экономики Японии до окончания Второй мировой войны фактически не существовали. Вся экономика Японии контролировалась дзайбацу, и после его распада образовался вакуум, который надо было как-то заполнить. В послевоенной Японии компании начали объединяться на несколько других началах, чем это происходило ранее в США или Великобритании. После роспуска дзайбацу более выгодным путем получения необходимых средств для большинства компаний было непрямое банковское финансирование, а не прямое финансирование с помощью фондового рынка.
  Соответственно, консолидированная система учета, характерная для западных компаний (корпораций), в послевоенной Японии не была создана, и многие компании продолжали вести дела со своими многочисленными отделениями по старинке. Учет таких операций изобиловал сокрытиями доходов, манипулированием прибылями и случаями мошенничества.
  В то время немногие дипломированные японские бухгалтеры имели хоть какой-то опыт проведения аудита. Осуществление аудита, естественно, было ограниченным из-за отсутствия квалифицированных кадров. Аудиторской проверке подвергались лишь те корпорации, которые были зарегистрированы на фондовой бирже и поэтому подпадали под действие положений Закона о ценных бумагах и фондовом рынке 1948 г. В те же времена ряд крупных корпораций не подвергался независимому аудиту, а практически все средние и небольшие компании были охвачены лишь проверками внутренних аудиторов, работающих в соответствии с Коммерческим кодексом. Многие внутренние аудиторы всю жизнь работали на одну компанию, имели недостаточные знания в области бухгалтерского учета и методологии контроля и испытывали недостаток независимости для того, чтобы быть объективными.
  Таким образом, вследствие нереформированной системы аудита корпоративный контроль в Японии до второй половины 40-х гг. ХХ в. был довольно слабым и неэффективным. На фоне весьма ненадежного бухгалтерского учета такой контроль ставил под большой вопрос скорое появление столь нужных Японии иностранных инвестиций. Наконец, в первые послевоенные годы аудиторские фирмы в Японии полностью отсутствовали, а редкие аудиторские проверки проводились отдельными дипломированными бухгалтерами.
  Случались, правда, ситуации, когда аудит проводился согласованно несколькими объединившимися аудиторами, но многие компании заключали соглашения на сотрудничество с индивидуальными экспертами-бухгалтерами, имеющими сертификат СРА. Конечно, один аудитор физически не мог выполнить всю необходимую работу, если речь шла о большой корпорации, однако он был заинтересован в очень высокой оплате, которую такая корпорация предлагала и которую не надо было делить с коллегами. Таким образом, создавались условия для утраты независимости, так как аудиторы-одиночки очень дорожили своими корпоративными клиентами и никоим образом не хотели их терять. Кроме того, независимость была довольно проблематичным вопросом для японских аудиторов из-за проблем культурного и ментального характера.
  Прошло довольно много времени, пока в Японии ввели полномасштабный аудит. Это произошло только в 1957 г., а до того японские аудиторы в экспериментальном порядке «набивали себе шишки», пытаясь путем проб и ошибок овладеть профессией аудитора.
  После внедрения обязательного аудита, которое прошло без особых недоразумений, казалось, что аудит прочно утвердился на японской земле, но фактически бытовавшие много лет мошеннические схемы получения скрытых дивидендов так и не были искоренены. Внимание к многочисленным фактам сокрытия реальной информации компаниями временно ослабло, чему способствовал быстрый экономический рост Японии, продолжавшийся до начала 60-х гг. ХХ в.
  В 1963 г. в японской экономике начался кризис, который привел к банкротству многих компаний, особенно в 1964-1965 гг. Именно тогда вскрылись случаи незаконных действий руководства компаний, связанные с маскировкой реальной прибыли и ведением двойного учета.
  Независимые аудиторы, многие из которых действовали индивидуально, проявили себя в период кризиса не с лучшей стороны. Поэтому проведение аудита компаний в одиночку было запрещено, и с 1967 г. начали создаваться первые фирмы, объединяющие СРА.
  Был реорганизован JICPA, который объединил подавляющее большинство практикующих аудиторов. Кроме того, поскольку внутренний аудит тоже проявил себя не лучшим образом, были приняты меры по укреплению системы внутреннего аудита в японских корпорациях. К сожалению, несмотря на принятые меры, японские аудиторы столкнулись с новыми проблемами.
  Во-первых, JICPA получил статус так называемой специальной корпорации, что в значительной мере было реакцией на громкие скандалы вокруг обанкротившихся компаний. Для аудиторов, недобросовестно выполняющих свою работу, были введены административные санкции вплоть до аннулирования регистрации.
  Правительство, однако, не остановилось на этих санкциях. Министерство финансов, которое не особенно верило в способность JICPA к самоочистке и обновлению, получило реальные рычаги влияния на эту организацию. Введение для JICPA статуса специальной корпорации предусматривало установление жесткого правительственного контроля, обусловленного спецификой этого типа организационной структуры (в Японии специальные корпорации создаются правительством с определенной стратегической целью и жестко контролируются им).
  Во-вторых, реформирование системы бухгалтерского учета продвигалось очень медленно. Лишь в 1974 г. аудит, проводимый СРА, был предписан Коммерческим кодексом в ответ на усиливающиеся потребности в создании надежного внутреннего контроля в корпорациях. Реформирование системы учета и аудита проходило за закрытыми дверями, и практикующие специалисты имели намного меньше влияния на процесс, чем правительственные чиновники.
  В-третьих, с каждым годом вскрывались все новые случаи мошенничества в учете корпораций, причем бухгалтеры и аудиторы, ответственные за это, отделывались сравнительно легко - как правило, незаконные операции просто отменялись. Менеджеры, которые должны были нести ответственность за мошеннические схемы, отображаемые в учете, также практически не несли наказания.
  В подобных условиях в начале 90-х гг. японская экономика впала в беспрецедентную депрессию. В 1996 г. развалились многие компании, специализирующиеся на ссудах под жилищное строительство, а в 1997 г. подобная участь постигла и ряд строительных компаний. Далее, в 1998 г., последовал коллапс банка Hanwa и банкротство Банка долгосрочного кредитования Японии. Удивительно, что во всех этих случаях заключения аудиторов были положительными. Конечно же, когда корпорации одна за другой падали в бездну финансового кризиса, аудиторы попали под бешеный огонь вполне заслуженной критики. Таким образом, недавний случай банкротства Enron - крупнейшей энергетической компании США - с глубоким пониманием был встречен в Японии, которая пережила нечто подобное, только в больших масштабах, во второй половине 90-х гг.
  Ослабление независимого аудиторского контроля в значительной мере обусловлено политикой Министерства финансов Японии, которое практически полностью подчинило себе JICPA. Многие члены руководства последнего - бывшие ответственные работники Министерства финансов, которые активно влияют на деятельность формально независимых японских аудиторов. В результате оказалось, что положительные заключения для компаний, которые обанкротились, аудиторы давали под значительным давлением со стороны Министерства финансов. Именно этим и объясняется тот факт, что аудиторы, давшие положительные заключения потенциальным банкротам, не понесли никакого наказания. Иначе и быть не могло - Министерство финансов Японии не было готово публично высечь самого себя.

 
© www.eclib.net