Экономическая библиотека

Учебники по экономике

Потребности людей, которые удовлетворяют собственность и экономическое благополучие

  Как влияет собственность на социальное самочувствие человека? Редко какой человек отказался бы иметь много нужных и полезных для жизни вещей в собственном распоряжении.
  В положении собственника есть невидимые преимущества. Во-первых, собственность продлевает нам жизнь. Нет, не биологически, а экономически. Происходит это при передаче имущества и прав из поколения в поколение. Потомки владельца имеют какую-то материальную базу для следующего этапа развития. В экономике этот процесс называется «воспроизводство».
  В цивилизации человечества институт частной собственности, по мнению специалистов, решает несколько проблем, удовлетворяя целый ряд психологических потребностей человека.
  Собственность обеспечивает индивиду автономию и свободу; помогает осознать свою значимость; отстоять достоинство; защитить свою личность от вторжения других людей и официальной власти. В этом свойстве собственности как материального объекта содержится функция удовлетворения экзистенциальных потребностей человека (быть сильным, защищенным, уверенным в завтрашнем дне), а также социальных потребностей (в уважении со стороны других и самоуважении).
  Частная собственность имеет и духовное значение: при ее наличии повышается эффективность (результативность) экономической деятельности человека. Как основа предпринимательской активности собственность обусловливает самостоятельность принятия решений и определения творческих целей, направлений, личной ответственности в хозяйстве, позволяет человеку реализовать замыслы и осуществить жизнетворчество.
  Собственность удовлетворяет потребность во власти и влиянии на других. Имущественные права собственности укрепляют социально-политическую позицию человека в обществе (право голоса).
  Собственность обеспечивает потребность человека быть сопричастным общему делу группы. Экономически частная собственность включает индивидуума в процесс воспроизводства благ и отношений непосредственно.
  Объективная материальная сторона жизни в количественном выражении определяет имущественно-экономический статус человека, что принято связывать с понятиями: «бедный», «богатый», «среднего достатка».
  Например, эпоха перестройки в России изменила отношение людей к проблемам бедности - богатства. Изменения объективных условий жизни в обществе повысили чувствительность людей к количественной стороне вещей и денег. Предыдущая эпоха плановой советской экономики искажала представления об имущественно-денежных отношениях. В ней разорвалась связь «количество, качество труда - уровень жизни». Люди лишились не только опыта обращения с деньгами и собственностью, но насильственно и благополучного экономического статуса (А. Б. Фенько).
  Индикаторами объективных показателей благополучия экономического статуса являются характеристики жизнедеятельности конкретного человека. К ним относятся, например, денежные доходы на душу населения, средняя зарплата, пенсия с учетом компенсационных выплат, прожиточный минимум, условный набор продуктов питания (потребительская корзина). Индикатором субъективного экономического благополучия выступает степень понимания соответствия реальных ценностных структур индивидуальной жизни идеально желаемым в представлениях людей [12, т. 1].
  Исследование В. А. Хащенко, Г. М. Головиной, Т. И. Савченко выявило, что набор элементов, обусловливающий субъективное восприятие и представление о собственном экономическом благополучии, был различным для разных социальных категорий респондентов. Оказалось, что материальное благополучие, деловая сфера, деньги, деловой успех значимы для студентов. Материальный достаток семьи и сохраненный интерес к жизни важны для пенсионеров. Достойная одежда, общение, развлечения, занятия спортом, путешествия, наличие машины, покупка, обустройство дачи и дома были приоритетны для бизнесменов. Важно, что в один общий класс с материальным (экономическим) благополучием вошли такие параметры, как профессия, отдых, семья, друзья. Понятие «субъективное экономическое благополучие» имело различное смысловое содержание для различных возрастных групп, а также внутри одной группы во временной динамике. В целом экономическое благополучие, воспринимаемое субъективно, было связано с уверенностью в себе, самопринятием, мотивационной направленностью.
  Процесс экономических реформ времен «перестройки» привел к ситуации падения доходов, снижению статуса и престижа социальных, возрастных, профессионально-трудовых групп.
  В условиях реформирования экономики, начиная с 90-х гг. прошлого века, ряд экспертов отмечали ухудшение условий жизни как экономически активных (трудоспособных) людей, так и других групп населения. Население в предшествующий период и во время перестройки переживало экономическую депривацию, которая выражалась в вынужденном неполном потреблении или полном отказе от потребления материальных благ и услуг, важных для удовлетворения основных потребностей личности. Экономическая «недостаточность» общества в целом оказалась одним из факторов, обусловивших необходимость экономических преобразований, которые сопровождались бурными политическими событиями 1991 г.
  Приведем отдельные цифровые показатели.
  По данным ИСПИ РАН, в 1997 г. 13 % опрошенных отметили, по субъективной оценке, улучшение своего материального благосостояния, 20 % - неизменность своего благосостояния; 63 % - резкое его ухудшение. Согласно социологическим опросам о материальном положении своей семьи 42 % россиян в 2002 г. считали, «что едва сводят концы с концами. Все средства у них уходили на питание, и 3 % отмечали, что «бедствуют, недоедают» [6].
  Социально-экономическое состояние российских людей к настоящему времени во многих отношениях отмечает положительные сдвиги. Некоторые социально-профессиональные категории работников в отдельных отраслях производства улучшили свое материальное положение. Одним из эффектов экономических реформ стало появление как прослойки богатых и очень богатых, так и очень бедных людей.
  По данным Института экономики переходного периода, в стране на начало 2001 г. насчитывалось 34,7 % бедных, живущих ниже прожиточного минимума (грань физического выживания человека). Однако к 2001 г. улучшилось положение с продуктами питания, расширились возможности выбора досуга; в 2004 г. увеличилось потребление домашних хозяйств [13, 18].
  Контрастировали с провозглашением значительного улучшения благополучия общества нечеткость в определении прожиточного минимума, оплаты за труд, выраженная дифференциация по доходам и положение трудоспособного населения страны [13,14]. Прожиточный минимум в 2004 г. был определен в денежном выражении 2451 р. При этом не было согласия в оценках экспертов по вопросу, сколько составляет средний заработок трудоспособного гражданина России. Экс-министр торговли и экономического развития Г. А. Греф останавливался на цифре 300 долл., т. е. приблизительно 10 тыс. рублей, социологи (в частности Центр Ю. А. Левады), ссылаясь на результаты опроса общественного мнения, утверждали, что зарплата не достигала 7 тыс. рублей (200 долл.).
  Среднедушевой доход в России в соотношении с прожиточным минимумом составлял 25 % в 2002 г. и 21,5 % в 2004 г. Если эти цифры сравнить с 1992-1995 гг., то тогда это соотношение, по данным Госкомстата, составляло 22-35 % от прожиточного минимума. Количественный эквивалент этого показателя за восемь лет существенно не изменился.
  Но в российском обществе произошла резкая социальная дифференциация по потреблению общего продукта коллективного производства. Соотношение в уровнях среднедушевого дохода 10 % наиболее богатого и 10 % наиболее бедного населения (децильный коэффициент) выросло с 5,4 раза в дореформенном 1991 г. до 14,1 раза в 2001 г. В 2005 г. разрыв в доходах составил 14,8 раза, а в 2006 г. - 15,1. Разрыв в среднедушевых доходах у разных слоев населения нарастал [3,8, 9,18].
  Отдельные эксперты отмечали, что сохранялась высокая, объективно неоправданная дифференциация доходов по региональному, внутри- и межотраслевому признаку, а также в зависимости от формы собственности. Этот разрыв составлял пропорцию 1:26, являясь самым высоким в мире. Повысился показатель концентрации доходов («сгущение» объема продукта потребления общественного производства). Так, в 2002 г. коэффициент Джинни (G), составлял 0,398; в 2003 г. - 0,400; в 2005 г. - 0,406; в 2006 г. - 0,408. Показатель назван по имени итальянского статистика и экономиста К. Джинни, который усовершенствовал метод оценки степени дифференциации доходов. Чем ближе значение этого коэффициента к единице, тем выше дифференциация доходов. Чем ближе его значение к нулю, тем более равномерным является распределение доходов [7].
  Согласно экспертным оценкам Д. С. Львова, в 2006 г. 80 % общенационального продукта потребления было сконцентрировано у 13 % населения. За последние десять лет в 2006 г. доля доходов 20 % населения сократилась в 2 раза. Еще у 20 % населения - в 1,5 раза, уровень жизни еще 20%-ной доли населения упал на 30 %. 20 % - доля населения, образ жизни которого близок к идеалу среднего класса, их доход упал на 15 %. Только одна наиболее обеспеченная двадцатипроцентная доля населения увеличила свои доходы в 1,5 раза. И дальше, по мере развития общественного производства, прибыль в один рубль у низкодоходных групп создавала прибыль в восемь рублей у одной высокодоходной группы. Д. С. Львов сделал вывод, что в России галопирующими темпами самовоспроизводилась бедность [8, 9].
  Эксперты Центробанка, Росстата, ИЭПП отмечали, что количество бедных людей составляло 17,3 % (от населения в 2004 г.). По сравнению с 2002 г., когда бедных было 24,2 %, количество бедных снизилось на 6,9 %. В 2006 г. доля лиц с денежными доходами ниже прожиточного минимума сократилась до 22,5 млн человек и составила 15,8 % от общей численности населения. Но по данным Комплексной оценки уровня социально-экономического развития субъектов РФ, в 2002/2004 гг. только в Москве и Санкт-Петербурге доля людей, живущих ниже прожиточного минимума, составляла более 20 %, а по регионам - более того, а в целом по России в 2005 г. - от 33,3 % до 49,4 % [6,18].
  Эксперты «Экономического журнала» количество бедных людей в России 2005 г. определили в среднем в 49,4 %. А количество трудоспособного населения - 51 %. Эти две цифры близки по величине. Это означало, что работающие трудоспособные граждане обеспечивали продуктом общественного производства только половину населения России. Планка бедности была «подвижна» по регионам России. Бедных людей в Санкт-Петербурге насчитывалось 20,5 %, столько же в Москве. Бедных в Корякской АО - 84 %; а в республике Ингушетия - 73 %. Их 66 % в Коми-Пермяцком округе; 57 % в Ивановской области [6, 13, 14].
  А. Суринов писал, что «в структуре бедных слоев населения возникла категория «новых бедных» - трудоспособные, которые работают, но не могут заработать для обеспечения себя и иждивенцев достаточное количество средств. В России сложилась парадоксальная ситуация: довольно значительная часть бедных - это работающие люди трудоспособного возраста» [15, с. 52]. По данным Росстата в 2005 г. было 65,2 % абсолютно бедных россиян из граждан трудоспособного возраста. «Бедных» пенсионеров насчитывается чуть больше 12 %. По субъективной оценке считали себя бедными примерно 40 % населения России, что также в два раза превышало официальную статистику. Реальные денежные доходы населения в 2005 г. не поднялись до уровня начала переходного периода 1991 г.
  Производительность труда в реальном секторе экономики в 2002-2003 гг. выросла на 17,7 %, скорее всего, в сравнении со стартовой планкой девяностых годов. За 2000-2006 гг. производительность труда выросла в 1,49 раза. При этом эксперты ИЭПП замечают, что темпы увеличения заработной платы в 2,57 раза опережают рост производительности труда. Этот факт, по мнению этих экспертов, вероятно, отражает низкую эффективность использования факторов производства [18].
  Аналитики аудиторско-консалтинговой компании «ФБК» (2005 г.) обращали внимание на статистику ответов на вопрос социологов: «Какой путь борьбы с бедностью вы считаете в России наилучшим?». В ответе на него 60,7 % граждан считали, что государство должно увеличивать зарплату работникам бюджетной сферы и социальные выплаты. 14,5 % считали, что ответственность за социальную поддержку должен взять на себя бизнес; 11,2 % предлагали отнять у богатых сверхдоходы и поделить между бедными. Только 8,2 % считали, что люди сами должны заботиться о благополучии.
  Анализ и наблюдения обнаруживали в 2005-2006 гг. ряд острых проблем наемного труда. Часть из них находится в зоне внимания проводимой в России социальной политики, а часть - ждут своего решения. Почасовая заработная плата в России составляла 1,7 долл., хотя вознаграждение за труд в час ниже 3 долл. международным сообществом признается недопустимым, так как это нарушает процесс воспроизводства рабочей силы и ведет к ее деградации. Среднее недельное российское вознаграждение за труд, отмечал О. С. Пчелинцев, было равно по валютному номиналу средней часовой зарплате в США. В 1998 г. доля заработной платы в ВВП России составляла 30 %. В Евросоюзе аналогичный показатель составлял 68,9 %, США - 72 %, Японии - 75,9 %. Вместе с этим российский работник в исчислении по паритету покупательной способности на 1 долл. заработной платы создавал 4,6 долл. ВВП. Это в 2,7 раза больше, чем в США, и в 2,5 раза больше, чем в Японии [5, с. 187].
  Параллельно этому продолжительность рабочего дня российского работника в 2004 г. «в целом по экономике повысилась на 1,8 %, в промышленности на 2,3 %» [13]. Сохранялась высокая, объективно неоправданная дифференциация в оплате за труд. Разница в размерах заработков работников определялась не отличиями в их квалификации, профессионализме, результативности труда. Различия в заработных платах зависят от формы собственности предприятия: частной, унитарной государственной и т. п. Значительные различия также связаны с отраслевой принадлежностью - хлебозавод, школа, больница, типография, алмазно-бриллиантовая корпорация, банк, нефтегазоперерабатывающий завод.
  В начале 2007 г. номинальная заработная плата в отрасли добычи полезных ископаемых в 2,2 раза превышала средний уровень по экономике. В обрабатывающих производствах плата составляла 96 % от среднего по экономике и 46,2 % от показателя в добывающих производствах. Превышение среднего показателя по экономике в 2,1 и 2,4 раза фиксировалось в производствах, связанных с переработкой и транспортировкой топливно-энергетических полезных ископаемых. В образовании, здравоохранении средняя плата составила 63-75 % от среднего по экономике уровня, на транспорте - 130 %, в финансовой деятельности - 260 % [18].
  В России «сужена сфера реальной потребительской свободы «человека труда», - писал В. А. Медведев, - тогда как уровень доходов большинства людей в развитых странах выходит за пределы минимума, необходимого для воспроизводства рабочей силы. Доходы начинают выполнять более широкую и общественно значимую функцию - средства развития и совершенствования физического, интеллектуального и культурного потенциала человека, условий его жизни, самоутверждения в обществе - и лимитируется не столько нижним пределом, сохраняющим ограниченное значение, сколько верхней границей - потребностями накопления» [5, с. 48, 109].
  Таким образом, собственность в различных ее видах как составляющая часть имущественного статуса человека тесно связана с возможностями жизнедеятельности человека.

 
© www.eclib.net