Экономическая библиотека

Учебники по экономике

Иррациональность «экономического» человека и психологический фактор экономики

  Поступки человека в экономической жизни регулируются не только рациональным расчетом. Отдельные действия совершаются под воздействием чувств, личностных ценностей и других образований психики. Внешним наблюдателем отдельные поступки другого человека воспринимаются и оцениваются иногда как нелогичные или иррациональные.
  Основоположники экономики отмечали, что в экономической жизни действуют факторы, которые побуждают к нерациональным действиям. Так, А. Смит пытался обосновать закон обмена продуктами труда между различными производителями, производителем и потребителем, продавцом и покупателем. В теории трудовой стоимости он предложил эквивалентом стоимости (цены) считать затраты времени на изготовление товара. Однако признавал, что в любом товаре наряду с долей объективно затраченного времени и других материальных издержек есть еще субъективная ценность товара для производителя (продавца) и для потребителя (покупателя). Смит, рассматривая активность предпринимателя, который действует исключительно для собственной выгоды, подчеркивал, что невольно предприниматель создает полезные эффекты для других людей.
  Оказалось, что существует ряд явлений «нерациональности» человека в экономической сфере жизни. Жесткость физических законов материальной реальности и несгибаемость законов логики, которые используют в экономике, в социальных системах изменяют свое действие и становятся зависимыми от закономерностей функционирования человеческой психики. Так, известно, что в системе кредитования и продаж родственникам делаются уступки.
  Феномен нерациональности на примере поведения человека в роли потребителя описал Т. Скитовски, американский экономист венгерского происхождения. Он подчеркивал, что «разумную выгоду», рациональный расход бюджета потребителю диктуют эксперты, авторитеты, все те, кто выступает в роли глашатаев «общественной разумности». В то же время люди действуют по зову индивидуальных предпочтений. Нерациональность человеческой природы состоит в потворстве слабостям, конфликте между инстинктом и удовольствием, в недостатке навыков разумного поведения, которое требует время для овладения алгоритмами действий и волевые усилия [14, с. 370-376].
  Человеку свойственно переживать иллюзию «результата и затрат» в деятельности из-за дисбаланса в субъективных и объективных оценках [11, с. 20-24]. С. В. Малахов писал, что затраты всегда объективно превышают результат, но психологически человеку свойственно преувеличивать достоинства выбранной альтернативы и умалять привлекательность отвергнутой. Иначе, «синица в руках», создающая эффект удовлетворения и тем самым положительные эмоции, уменьшает для субъекта значимость негативных (скрытых) исходов и увеличивает значимость позитивных. Этот же эффект создает иллюзию прибыльности, когда психические энергетические затраты не принимаются во внимание, субъективно нивелируются.
  Феномены экономической нерациональности человека эмпирически исследовали, описали, экспериментально статистически и методами моделирования доказали Нобелевские лауреаты в области экономики 2000-2002 гг. [4, с. 15-16]. Д. Мак Фадден и Дж. Хэкман, изучая, как на экономику и объем производства влияют социальные программы и выборы потребителей, пришли к выводу, что социально-личностные факторы влияют на рациональность производителей, которая «смещается» в связи с ошибками выбора и неоднородностью предпочтений потребителей. Оказалось, что выбор потребителя с учетом его индивидуальных черт, особенностей характера и вкусов приоритетен для определения объема производства и рабочей силы на рынке труда. Они обосновали необходимость дифференцированного расчета общественных потребностей для отдельных отраслей производства, эффективность которого в результате этого возрастает на 50 %.
  В развитии теории неконкурентных рынков Дж. Акерлоф, М. Спенс и Д. Стиглиц обосновали положения о том, что информация является товаром, объектом купли и продажи в соответствии со стоимостью. Рента этого товара, по закону монопольной цены, возрастает в связи с феноменом асимметричности информации в общественных рыночных связях. Но эта прямая прибыльная монополия создает деструктивные эффекты, усиливает неопределенность, дестабилизирует экономику, побуждает людей в условиях дефицита или искажения информации к принятию иррациональных решений.
  Как показал Д. Канеман [7, с. 5-28], люди используют в бизнесе и покупках метод сравнения, а не обоснованные расчеты в алгоритмах вероятностных моделей. В поведении людей, преследующих цели в экономической сфере, проявляются при принятии решений типичные ошибки в том, что они склонны повторять стратегии, в которых не добились успеха. Им представляется, что причиной неуспеха стала незначительная ошибка или неудачное стечение обстоятельств [6, с. 69].
  В ходе принятия решений сильным фактором становится интуиция [12, с. 200]. Жизненные ситуации часто требуют принимать решения быстро, поэтому не всегда возможно осознание причин, отчего принято то или иное решение. Человек также не всегда способен отчетливо осознать желания, вследствие чего осуществленная цель часто разочаровывает. Влияют на отклонение от рационального поведения на финансовых рынках излишняя самоуверенность в профессиональной непогрешимости и переоценка собственной способности правильно разобраться в ситуации. «Экономическое» поведение людей во многом поясняется феноменами риска, стереотипов и премий.
  Таким образом, законы, которым подчиняется поведение человека в практике экономической жизни, в значительной степени корректируются законами человеческой психики.
  Проблемой, положившей начало экономической психологии как науки, стала иррациональность «экономического» человека.
  Современные экономисты продолжили разрабатывать идеи А. Смита и других классиков-экономистов (У. С. Джевонс, Англия, 1835-1882; Л. Вальрас, Швейцария, 1834-1910; К. Менгер, Австрия, 1840-1921), в которых существеннейшее место отводится субъективным психологическим характеристикам человека, принимающего решения и действующего в экономической сфере [3].
  В историю установления одного из основных законов экономики - закона спроса и предложения - значительный вклад был внесен философами и психологами. Формулировке закона спроса и предложения (количество товара и его стоимость (ценность, цена) связаны обратно пропорциональной зависимостью), а также всем последующим уточнениям закона предшествовали постулаты философии и открытые законы в психологии сенсорных систем человека. Визуальную иллюстрацию закона можно найти в Интернете или в [5, с. 66].
  Блага и нужды потребителей были приняты ведущими факторами в объяснении того, из чего формируются цены и ценности ресурсов. Уильям Джевонс, Леон Вальрас, Карл Менгер в теории предельной полезности объясняли, что полезность блага (свойство вещей, обусловливающих возможность удовлетворить потребность) определяется последней наличной единицей той или иной вещи (У. Джевонс). Ценность блага определяется редкостью вещи (Л. Вальрас). Блага имеют порядковые ранги. Так, золото в пустыне по сравнению с водой для жаждущего путника будет иметь благо низшего порядка. Вещи приобретают свойство быть «благом» посредством психологической ценности для человека (К. Менгер) или пользы.
  Прямой зависимости между трудовыми затратами, социальными условиями и ценами на товары нет.
  Теория предельной полезности разрабатывалась в то время, когда в психологии был открыт закон Бугера - Вебера - Фехнера. В общем виде его содержание такое: сила реакции на раздражитель снижается с каждым последующим его повторением в течение определенного времени и затем становится неизменной, постоянной. Субъективное ощущение от приращения силы раздражителя одной и той же модальности растет медленнее, чем интенсивность раздражителя.
  Минимальный прирост освещения IΔ, необходимый, чтобы вызвать едва заметное различие в ощущении, является величиной переменной, зависит от величины исходного освещения I, но их отношение IΔ/I- величина сравнительно постоянная. Это установил в 1760 г. французский физик Р. Бугер путем экспериментов.
  Отношение приращенной интенсивности стимула к первоначальной силе стимула IΔ/I, или «различительная ступень», как стали ее называть, есть величина постоянная, подтвердил в 1834 г. немецкий физиолог Э. Вебер, и его утверждение стало общим принципом деятельности сенсорных систем.
  Позже, в 1860 г., Г. Фехнер определил понятия абсолютной и разностной чувствительности и порога. Относительный разностный, или дифференциальный, порог - это минимальный по отношению к исходной интенсивности раздражителя прирост IΔ, который вызывает у человека едва заметное усиление или ослабление ощущения IΔ/I.
  Окончательный закон сформулировал Г. Фехнер и назвал его «законом Вебера». Согласно этому закону имеет место отношение IΔ/I = const. Г. Фехнер вывел закон ощущений: S = К log IΔ/Iо, где S - субъективно переживаемое ощущение от раздражителя той или иной интенсивности; I- интенсивность стимула. Закон гласит, что величина ощущений пропорциональна логарифму величины раздражения.
  Закон Бургера - Вебера - Фехнера и психологическую теорию наслаждений и страданий философа Иеремии Бентама приложил к экономике Уильям Джевонс. Он вывел «уравнение обмена»: блага А/Б = интенсивность А/Б = полезность последней потребности единицы А/Б. Другими словами, при стабильном товарном запасе ценностное равновесие двух товарных количеств будет равняться обратному соотношению их предельных полезностей. В состоянии равновесия приращения потребляемых благ равны соотношениям интенсивности потребностей, удовлетворяемых в последнюю очередь, последней единицей товара или последней степенью полезности каждого блага.
  В теории Джевонса отмечают три главных тезиса:
  • ценность товара определяется его полезностью;
  • цены определяются не издержками производства, а спросом;
  • издержки косвенно влияют на предложение и косвенно на товарные цены.
  У Джевонса очень интересовала закономерность человеческого нетерпения, заключающаяся в том, что люди предпочитают удовлетворять потребности в настоящем, а не будущем. Эта закономерность введена сейчас в один из законов экономической психологии.
  Ценность для производителя объясняется заранее предполагаемой полезностью конечного продукта или товара (Фридрих фон Ви- зер, 1851-1926). При этом издержки производителя касаются непосредственно, но блага, имеющиеся в избытке, ценности не представляют. Издержки выражают товарную ценность как предполагаемую, т. е. вмененную в средства производства или наделяемую со стороны потребительских полезностей.
  Таким образом, при выведении одних из основных законов экономики предельной ценности, полезности товара и влияния на цену товара прежде всего спроса ученые-экономисты опирались на закономерности, которым подчиняются сенсорные системы человека, т. е. психологию человека.
  Психологический фактор лежит и в основе закона Джона Хикса, профессора Оксфордского университета. Закон Хикса гласит, что потребительское поведение ориентировано на получение наивысшего эффекта, максимальной полезности, и потребитель выбирает необходимые ему блага, ориентируясь на субъективный порядок предпочтения. Блага взаимозаменяемы. Формально можно просчитать и построить график зависимости количества потребляемых благ от суммы доходов. Виды благ, модальности могут не учитываться.
  Психологический фактор - мотивы индивидуальных действий - считал важным и американский экономист Джон Бейтс Кларк (1847-1938). Кларк рассматривал мотивы как обобщенные действия разумно действующего индивида. При расчете факторов производства, прежде всего трудовых затрат, Кларк считал предельную выработку на единицу продукта. Оплата за час труда равна доходу от часового предельного продукта при неизменности прочих затрат. Манипулируя процентами на факторы, вкладываемые в продукт, приращивают капитал.
  Проблема работы с мотивацией человека для наращивания капитала фирмы обострилась в XX в. Начало ее изучению дали известные хотторнские эксперименты, проведенные психологами Гарвардского университета под руководством профессора Мейо в г. Хотторн штата Иллинойс в компании «Вестерн Электрик».
  Капитал выражает отношение между человеческим интеллектом и материальными благами, полагал Веблен Торстен (1857-1929). Идеи духовности и морали в хозяйстве, образований явно не материального свойства, трудно просчитываемые в денежном эквиваленте и в понятиях эгоистической выгоды, подчеркивали Н. К. Михайловский, П. Сорокин, А. В. Чаянов, М. И. Туган-Барановский, П. В. Струве.
  В макроэкономике также принят во внимание психологический фактор. Так, закон Дж. Кейнса утверждает, что доля потребления повышается по мере роста доходов, но медленно. Потребление зависит также от привычек, традиций, психологических склонностей людей. Чем выше доходы, тем больше растет их сберегаемая, не растрачиваемая часть. Поэтому такие очень важные для воспроизводства хозяйства экономические мероприятия, как сбережения, инвестиции, налоги и прочее, требуют изучения с учетом психологических реалий.
  Корпоративное (групповое), не единоличное ведение хозяйства выявляет неоднозначное, не обязательно «выгодливое» поведение участников трудового процесса при дележе прибыли. И. Задорожнюк и С. Малахов приводят результаты одного интересного эксперимента.
  В фирме фиксировался доход участников деятельности 10 % при стабильной прибыли. Когда же прибыль увеличивалась, уровень притязаний на долю своего дохода у участников менялся не линейно. На какой-то стадии один человек считает свою долю достаточной и не собирается «надрываться», чтобы она увеличивалась. Иной работник желает все больше и больше увеличивать долю своего дохода. Если он раньше мирился со своим процентом, то на какой-то точке перегиба он не хочет получать маленькую долю. Подобный работник психологически руководствуется следующей логикой. Фирма с течением времени имеет большие доходы, которые происходят за счет моих усилий. Значит доля от прибыли, положенная нам или мне, должна быть большей, чем фиксирована изначально.
  Формально это выглядит так. Первый работник после точки насыщения склонен оценивать свою прибыль не в 10, а 8 %, другой - в 12%. С точки зрения стимулирующего воздействия эти оценки надо откорректировать на подлинный вклад каждого. Здесь возникает «дерево» возможностей. Работник претендует на 12 %, а делает на 8 %, и наоборот - на 8 % претендует, а делает на 12 % и больше.
  Таким образом, долевое участие способно дезинтегрировать коллектив и развалить его. По причине несогласия с величиной своего «куска дохода» разваливаются предпринимательские структуры, или это может служить поводом для ухода человека из фирмы. Способами экономической науки такая проблема не решается. Возможно, взаимное согласие осуществляется «на духу», при совпадении мнений, ценностей при договоренности или решается проблемой психологической совместимости.
  Приводимый эксперимент иллюстрирует идеи социолога и экономиста М. Вебера о том, что предпринимательская деятельность мотивируется и нравственными нормами, и социальными ценностями.
  Таким образом, человеческое общество, решая свои проблемы по координации в потреблении, производстве, воспроизводстве, обмене и распределении жизненно необходимых ресурсов, не только породило разделение труда, разные отрасли и профессии, но и создало системы изучения и исследования в каждой из них. Углубление знаний о системе «умного» обслуживания своих потребностей и обращения с ограниченными ресурсами стимулировало развитие и экономики, и экономической психологии, и собственно психологии хозяйствующего человека.

 
© www.eclib.net